22:04 

Что бы не стояло пустым, выкладываю экзаменационный реферат за 11 класс. Написан в основном самостоятельно, то, что-таки свистнуто, свистнуто с Арды-на-Куличках, http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet.html

Кто такой Толкин?
В 1956г. английское издательство «Аллен энд Анвин» выпустило заключительную часть трилогии «Властелин Колец»: «Возвращение короля». Уже тогда книга имела небывалый успех и расходилась огромными тиражами. За следующие 30 лет она была переведена на шведский, польский, датский, немецкий, итальянский, французский, японский, финский, португальский, норвежский, и, разумеется, русский. Одно только американское издательство "Баллантайн" с 1965 г. по 1988 г. выпустило около 100 изданий трилогии. Совокупный тираж произведений Толкина на сегодняшний день составляет восьмизначное число, а вышедшая на волне успеха книга "Сильмариллион" по скорости занятия первых строчек в списках бестселлеров (а также по времени, в течение которого она смогла там удержаться) превзошла вообще все, доселе виданное в западной книгоиздательской практике.
Своеобразная уникальность книг Толкина заключалась в том, что они привлекали внимание как широкой публики, так и серьёзных научных деятелей. В 1960 г. филолог Марджори Вент защитила в Иллинойсском университете первую диссертацию по Толкину. После этого (до 1988г.) только на английском языке было выпущено более полусотни монографий, посвящённых Толкину. Просто удивительно, до чего быстро “сказочник” из Оксфорда заработал признание научной братии!
Разумеется, массовый читатель искал и находил в книгах Толкина совсем не то, что могло бы взволновать специалиста. Сам Толкин, будучи филологом, создавая «Властелина Колец» работал на публику, во многом поступаясь своими интересами ради читательских. Результат не замедлил сказаться: книги на магазинных полках не залеживались. Особенным успехом они пользовались у молодёжи. Невероятно, но факт: скромный, благообразный профессор Оксфордского университета, при жизни считавшийся литературным классиком, в одночасье сделался кумиром нового, шумного, взбалмошного поколения; а его книга, по которой писались научные диссертации и монографии, стала новой (которой по счёту?) библией хиппи. И уже тогда началось движение толкиенистов, сначала робкое, но стремительно набирающее силы, стягивающее всё более активные толпы молодёжи. И в западном литературоведении появляется термин “толкиниана”. Новый культ, стал модой дня; о нём бесконечно говорили и писали... Казалось, что до всей этой шумихи нет никакого дела лишь одному человеку... самому Толкину. Вроде бы, растущий ажиотаж просто за руку тянет, призывая к разработке счастливо найденной жилы! Но нет. Профессор лишь наблюдал со стороны за этой суматохой, спокойно продолжая заниматься университетскими делами и научными изысканиями. Как следует из воспоминай его друзей и знакомых и его собственных дневников и писем, великий писатель вообще по жизни мало суетился, в консерватизме своём оставаясь англичанином до мозга костей.
Это может показаться довольно странным, но у этого человека, чьи книги взбаламутили не только его поколение, но и несколько последующих по всему миру, человека, видевшего три четверти двадцатого века и пережившего две мировые войны, на удивление заурядная биография. Хотя детство и юность писателя были весьма богаты на события, о большей части его жизни такого сказать нельзя.
Впрочем, отдавая справедливость биографии Толкина, нужно заметить, что сама его жизнь начиналась весьма необычно: будущий великий писатель родился ни где-нибудь, а в Африке! Его отец, Артур Руэл Толкин, был служащим Африканского банка в Блумфонтейне. Туда и приехала к нему его невеста, Мейбл Саффилд. В 1891г. они поженились, а 3 января 1892г. в семье появился первенец, Джон Рональд Руэл. Когда мальчику было два года, у него появился младший брат – Хилари Артур Толкин.
Несмотря на то, что проблем у семьи Толкинов хватало, они были вполне довольны жизнью, пока не стало ясно, что беспощадное солнце Африки чересчур вредно для здоровья детей. Тогда Мейбл с детьми вернулась домой, в Бирмингем. Артур должен был присоединиться к ним позже, когда поправит свои банковские дела. Но этого так и не произошло. Артур тяжело заболел, и умер в Африке, там же и был похоронен. За всю свою жизнь Толкин так и не выбрался навестить могилу отца.
В 1900г. Мейбл против воли всей своей семьи переходит из англиканской церкви в католическую, и обращает в католичество сыновей. Уже повзрослевший, Толкин считал, что гонения со стороны окружающих и родственников, которым подвергалась его мать из-за смены веры, приблизили её конец – в 1904г. Мейбл умирает от диабета. Опекуном братьев Толкин становится друг семьи, священник Френсис Морган.
В 1908г. Толкин встретил свою будущую жену, Эдит Брэтт. Однако, его опекун отец Морган не одобрял романа своего подопечного с девушкой на три года старше, кроме того, он был уверен, что ранний брак погубит его карьеру. Он запретил юноше видеться с Эдит до двадцати одного года. Рональд соблюдал запрет, по истечении означенного срока нашёл девушку, которая ради него разорвала свою помолвку с другим и приняла католичество.
В 1915г. Толкин с отличием закончил факультет английского языка в Оксфорде, и получил направление в полк ланкаширских стрелков. В 1916г. состоялась его свадьба с Эдит. После Толкин был во Франции, участвовал в битве на Сомме. В ноябре 1916г. отправлен в Англию по болезни.
В 1920г. Толкин получил место лектора английского языка в Лидском университете. Спустя четыре года становится самым молодым профессором Лидса в этой же дисциплине, ещё год спустя получает должность профессора англо-саксонского языка в Оксфорде.
Вот, собственно, и всё. Следующие полвека, до самой смерти, протекали на редкость спокойно: блестящий знаток средневековья, уважаемый профессор, чуть старомодный во вкусах и пристрастиях домосед, любящий муж и отец. Только таким он и остался бы в памяти тех, кто его знал, если бы не некоторые обстоятельства...

URL
Комментарии
2006-02-15 в 23:47 

Как начиналась “Арда”.

Среди широкой публики принято считать, что первой книгой из истории Средиземья был «Хоббит или Туда и Обратно» (далее «Хоббит»), затем появился «Властелин Колец» (далее «Властелин»), и в завершение цикла – «Сильмариллион». В чём-то это правильная точка зрения, во всяком случае, издавались эти книги именно в такой последовательности. Но с точки зрения создания их история складывалась несколько иначе...

* * *
Первой учительницей Рональда была его мать. Сразу после переезда в Бирмингем она начала учить сына латыни, французскому, немецкому, а также рисованию и каллиграфии. Вот тогда-то и обнаружилась у Толкина сохранённая им до седых волос любовь, если не сказать – фанатичная страсть к языкам. После смерти матери он самостоятельно изучал староанглийский, древненорвежский и готский. Будучи школьником, участвуя в школьных дискуссиях, он произносил речи на этих языках. И нет ничего удивительного в том, что в какой-то момент интересы мальчика вышли за рамки реальности. Он начал конструировать новый, доселе не существующий язык. Причём не один, а несколько. И даже писать стихи на этих языках.

Из письма к Мильтону Уолдману,1951г.
“...не помню такого периода в моей жизни, когда бы я это всё не созидал. Многие дети придумывают – или по крайней мере берутся придумывать, - воображаемые языки. Сам я этим развлекаюсь с тех пор, как научился писать. Вот только перестать я так и не перестал...”


Дальше выстраивается логическая цепочка. Если есть язык – есть и народ, который на нём говорит. Если есть народ – у него есть своя страна, обычаи, история... Вот так, медленно, шаг за шагом, в воображении будущего писателя появлялся мир, который впоследствии станет родиной хоббитов, эльфов и других народов Толкина. Как отмечал сам писатель в одном из писем, именно мир создавался для придуманного языка, а не наоборот.
Как уже говорилось, с появлением народа тут же появляется его история. Отдельные части “эльфийского эпоса”, ставшие впоследствии основой «Сильмариллиона», но поначалу не представляющие собой цельной картины, Толкин “выводил в люди” ещё в молодости. Вот отрывок из письма к Эдит Бретт от 26 ноября 1914г.:

“...на том заседании была ещё литмастерская; я прочёл Эарендиля; его с толком раскритиковали ”. (Имеется в виду стихотворение «Плавание Эарендиля Вечерней Звезды»).
Этот отрывок служит явным свидетельством того, что «Сильмариллион», хоть и стал цельной книгой после «Хоббита» и «Властелина», зародился гораздо раньше этих двух произведений. История Эарендиля – это часть «Сильмариллиона», причём по сюжету следует в конце книги. (Впрочем, из этого вовсе не следует, что в сознании Толкина уже сформировались на тот момент все предшествующие события – ведь в то время он сам весьма приблизительно представлял себе историю собственного мира). Но, тем не менее, факт остаётся фактом – именно с «Сильмариллиона» начиналась история Средиземья.
К слову сказать, само название “Средиземье” вовсе не является, как думают большинство читателей, абстрактным обозначением несуществующего мира. Здесь Толкин воспользовался вариантом уже существующего древнеанглийского названия земель, населённых людьми и лежащих среди морей (Middangeard).

Начав записывать придуманные легенды, Толкин вовсе не рассчитывал когда-либо издать их. Он искренне полагал, что широкой публике такая литература не нужна, и занимался этим исключительно ради собственного удовольствия. Но ему самому эти истории были чрезвычайно дороги. Вот что он пишет своему издателю, которому предоставил на рассмотрение единственную рукопись «Сильмариллиона»:

“С тех пор, как я выпустил из рук эту глубоко личную и очень любимую чепуху, я, как это ни смешно, словно осиротел”. (Из письма к Стэнли Анвину от 16 декабря 1937г.)

Эти строки были написаны уже после того, как был успешно выпущен «Хоббит», но, тем не менее, дают ясное представление о том, как много значило для Толкина его увлечение. Увлечение, которому сам он практического значения не придавал, но которое впоследствии обессмертило его имя.



URL
2006-02-15 в 23:54 

Рождение «Хоббита»

Из письма к У. Х. Одену от 7 июня 1955г.
“Всё, что я помню насчёт того, откуда пошёл «Хоббит», - я сидел, проверяя школьные экзаменационные работы .... На чистом листке я нацарапал: “В земляной норе жил себе хоббит”. Почему – я сам не знал; не знаю и сейчас”.


Как причудливы порой игры судьбы! И кто бы мог подумать, что одной из самых читаемых книг двадцатого столетия человечество будет обязано случайной фразе, случайно пришедшей в голову преподавателю, уставшему от занудных школьных работ! Итак...
Долгое время после этого Толкин не уделял загадочному (даже для него самого) хоббиту никакого внимания. По его собственному выражению, он и сам не знал тогда, что хоббит тоже “оттуда” (из Средиземья). Впрочем, в этом как раз удивительного мало – ведь ясно, что вне времени и пространства никакой персонаж существовать не может. Придумав хоббита впервые, Толкин просто не задумывался над этим. Быть может, потому, что не собирался развивать этого персонажа, а может быть, другие заботы занимали его мысли. Но когда он попытался осмыслить непонятного хоббита, сразу же возникла необходимость поместить его куда-то. Но если человек вот уже не первый год практически всё своё свободное время уделяет истории им самим придуманного мира, разве станет он “создавать” ещё один для хоббита, и заново его осмыслять, придумывать новую историю? На этот раз воображение Толкина сослужило ему добрую службу, “поселив” мистера Бэггинса в Средиземье.
«Хоббит», по большому счёту, был и остаётся доброй детской сказкой. Маленькое, забавное существо, живущее в мире и покое, неожиданно даже для себя отправляется на поиски сокровищ в компании гномов и доброго волшебника. На пути им встречается множество опасностей, казалось бы, смертельных и непреодолимых. Но герои из всех передряг выходят с честью, добираются до сокровищ. Отважный воин убивает дракона и становится королём, а главный герой возвращается домой с полными сундуками золота. Вполне классический, и, главное, вполне законченный сюжет. Никакого продолжения к этой сказке Толкин вовсе не планировал. Равно как и издания её самой. «Хоббита» он создавал для собственных детей (которым он очень нравился) и друзей, заинтересовавшихся необычной историей.
Однако судьба распорядилась иначе. Рукопись (опять же совершенно случайно) попала в руки бывшей студентке Толкина, работавшей в издательстве «Аллен энд Анвин». Так издательство узнало о существовании тогда ещё неоконченного «Хоббита», и заказало его Толкину. В октябре 1936 года книга была завершена, примерно через год вышла в свет. Критики отзывались о ней вполне благосклонно, финансовый успех был очевиден, и в издательстве Толкину настоятельно рекомендовали подумать о продолжении.

URL
2006-02-15 в 23:58 

«Властелин Колец»

При прочтении трилогии у читателя волей-неволей появляется уверенность, что такой длинный и сложный сюжет должен быть тщательно продуман и просчитан до мелочей. Но история создания «Властелина» совершенно не соотносится с этой уверенностью.
... Итак, издатели хотели видеть продолжение «Хоббита». Продолжения требовали и четверо его детей, а также сын издателя Стэнли Анвина Рейнер. К слову сказать, несмотря на то, что Рейнер был в то время ещё ребёнком, Толкин очень ценил его мнение относительно своих произведений, и со всей серьёзностью называл его одним из лучших своих критиков. Во всяком случае, к его голосу писатель прислушивался не меньше, чем к своим издателям или своему близкому другу Клайву Степлзу Льюису, который тоже советовал подумать о продолжении.
Издателям Толкин обещал подумать об этом, хотя и не видел на этом поприще большой перспективы. «Хоббит» был цельным произведением, с законченным сюжетом, и каким образом его можно было продолжить, писатель совершенно не представлял.

Из письма к Стэнли Анвину от 15 октября 1937г.
“Понятия не имею, что ещё можно сказать о хоббитах. По-моему, мистер Бэггинс полностью исчерпал как туковскую, так и бэггинсовскую стороны своей натуры”.


Однако Толкин всё же взялся работать над продолжением. Для этого, прежде всего, требовалась логическая связка между «Хоббитом» и предполагаемой новой книгой, ещё не имеющей названия по той простой причине, что сам писатель ещё не представлял, о чём она будет. Такой связкой, как известно сегодня почти каждому, стало кольцо Бильбо, которое ещё не было тогда Кольцом Всевластья. Взяв его в качестве опорной точки, Толкин написал первую главу («Долгожданное угощение») и первым делом представил её на суд Рейнера Анвина. Мальчик пришёл от неё в восторг, о чём его отец не замедлил сообщить Толкину. Писатель ответил на это:

“...для меня писать первые главы проще простого, а вот сейчас работа заглохла» (Из письма Стэнли Анвину от 18 февраля 1938г.)

Чуть позже профессор снова взялся за работу над новой книгой, и тогда случилось то, чего он никак не ждал. История, по собственному выражению Толкина, “вышла из-под контроля и устремилась к каким-то абсолютно непредвиденным целям ”. На стадии приблизительно первых пяти глав у книги появилось название, под которым она сегодня всемирно известна. Однако творение постоянно подкидывало сюрпризы творцу. Чаще всего в голову Толкину сперва приходило следствие, а причина – потом. Из всего богатого на события сюжета Толкин представлял себе лишь основную линию: поход в Мордор с Кольцом. Всё остальное (битва в Хельмовой пади, разрушение Изенгарда, приход Серой дружины и т.п.) сочинялось по ходу. Та же история была и с главными героями – изначально Толкин представлял себе более-менее чётко только роли Сэма и Горлума. «Властелин Колец» был воистину непредсказуем для своего создателя.

Из письма к У. Х. Одену от 7 июня 1955г.
“...ежели .... задумываешь крупномасштабное произведение, Кольцо тут же обретёт заглавную букву; и сей же миг возникнет и Тёмный Властелин. Что он, собственно, и проделал, объявившись без приглашения у камина в Бэг-энде, едва я дошёл до этого момента. .... Тома Бомбадила я знал; зато в Бри не бывал ни разу. Бродяжник, устроившийся в уголке гостиницы, меня совершенно ошеломил; кто он таков, я представлял себе ничуть не лучше Фродо. Копи Мории оставались всего лишь названием; и никакие вести о Лотлориэне не достигали моего смертного слуха до тех пор, пока я там не оказался. Я знал, что далеко, на окраинах древнего Королевства людей, живут Повелители коней, однако лес Фангорна оказался приключением совершенно непредвиденным. Я никогда не слыхивал ни о Доме Эорла, ни о Наместниках Гондора. Хуже того, Саруман до сих пор себя не обнаруживал...”


Образы, использованные во «Властелине», Толкин собирал со всей своей жизни. Не случайно появилась Шелоб у ворот Мордора: В раннем детстве, ещё в Африке, Толкина укусил тарантул, и не случись рядом няньки, которая быстро высосала яд, мир мог бы лишиться великого писателя. (Впрочем, неприязни к паукам он не испытывал). Еще во время путешествия р. Швейцарию летом 1911 г. молодой Джон Толкин, тогда выпускник школы, купил открытку с репродукцией картины немецкого художника И. Маделенера. Картина называлась "Дух гор" и изображала седобородого старика, сидящего на валуне под гигантской сосной и ведущего неспешную беседу с молодым фавном; все это - на фоне утопающих в дымке сказочных вершин... Что так пленило молодого ученого-филолога в этой романтической картине, он сам тогда не понял. Но открытку сохранил; и спустя много лет на конверте, в который она была вложена, надписал: "Отсюда пошел Гэндальф".
И всё же, несмотря на непредсказуемость «Властелина», были вещи, сильно повлиявшие на него. Изначально Толкин видел эту книгу не зависящей от времени и обстоятельств жизни. Но судьба в который раз распорядилась по-своему. Началась Вторая Мировая война, и задуманная совершенно вневременной сказка полнилась образами и деталями, которые потом оказались до боли знакомы читателю, пережившему годы войны. А потом писатель задумался - что может противопоставить разлагающему соблазну власти не герой и не предводитель масс, а простой, обычный маленький человек? Можно ли победить войну, и если да, чем придётся заплатить за победу? И можно ли рассчитывать на какую-то спасительную силу, или всегда нужно полагаться только на себя?
Двое из троих сыновей Толкина ушли на фронт. Сам профессор в этой войне участия не принимал. Он по-прежнему жил в Оксфорде, который за время войны не бомбили ни разу, а вот один из соседних городков был буквально сровнен с землёй. Во время одной из бомбёжек сгорел очередной тираж «Хоббита». Стоит ли удивляться, что большая часть «Властелина» пронизана атмосферой Тьмы и безысходности. Но всё же война пощадила Толкина: она сохранила ему сыновей. И, вероятнее всего, именно этому факту «Властелин» обязан счастливым финалом...
Книга писалась долго, гораздо дольше, чем предполагал Толкин. Одновременно он готовил к публикации «Сильмариллион», хотел, чтобы книги вышли в виде дилогии. Он вёл об этом переговоры с издателем Коллинзом, но тот вернул рукописи, отказавшись от публикации (потом, должно быть, кусал себе локти). Всё то же издательство «Аллен энд Анвин» дало согласие опубликовать «Властелина», правда, без «Сильмариллиона». По просьбе издателей, Толкин разбил книгу на трилогию и в 1954г. свет увидели «Братство Кольца» и «Две крепости». Ещё год спустя вышло «Возвращение короля». О том, как отреагировала на это публика, уже говорилось выше.

URL
2006-02-16 в 09:52 

Ещё пара слов о «Сильмариллионе»

К сожалению, профессор Толкин так и не дождался выхода в свет “очень любимой чепухи”. Хотя работал над «Сильмариллионом» всю жизнь, даже осознанно готовил к публикации. Но издательства не проявляли к книге особого интереса, а университетская и научная работа не позволяли уделять ей так много времени, как хотелось бы Толкину. В 1959г. профессор уходит в отставку, переезжает к морю, появляется возможность больше времени уделять литературе. Но «Сильмариллиону» это не помогло. Лишь в 1977г., спустя четыре года после смерти отца, книгу скомпилировал и выпустил Кристофер Толкин.

URL
2006-02-16 в 09:54 

Заключение

Да, Джон Рональд Руэл Толкин прожил долгую, хотя и не очень насыщенную жизнь. Его уважали как профессора, и как человека. В 1972г., за год до кончины, ему были присвоены почётная докторская степень Оксфорда и титул Командора Британской Империи от королевы. Его перу, помимо историй о Средиземье, принадлежат ещё несколько так называемых малых произведений: «Фермер Джайлс из Хэма», «Кузнец из Большого Вуттона», «Лист работы Ниггля», а также несколько научных работ. Но ни одно из них не принесло ему и доли той славы, что «Хоббит или Туда и Обратно», «Властелин Колец» и «Сильмариллион» - две тысяч страниц, которые по сей день заставляют миллионы сердец во всём мире биться чаще.
(Кстати, английскую монополию на издание этих книг до сих пор держит издательство «Аллен энд Анвин» и не собирается её никому уступать или делиться ею).

URL
2006-02-16 в 09:57 

P.S.

Джон Рональд Руэл Толкин умер 2 сентября 1973г., и похоронен на кладбище Оксфорда рядом с женой, скончавшейся на два года раньше. Можно только позавидовать этой паре: несмотря на препятствия в самом начале пути, они полвека счастливо прожили вместе, вырастили четверых детей. На их общем могильном камне, внешне ничем не примечательном, помимо их имён выбито ещё два...
Beren и Luthien.
Кто знает, тот поймёт...



URL
   

Бардачок графомана

главная